• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: обещанное (список заголовков)
14:14 

Ты - мое спасение...

Страус не умеет летать, зато отлично бегает. Не бойся быть собой!
читать дальше


Эх) и вот я отдыхаю) ну относительно, правда) сенокос все ж... Скучаю по моим дорогим...Особенно по Яну, с которым почти месяц уже не общались...ТТ
Пишу новую хню) ушла в творчество, блин) вот только рисовать не тянет, а надо... Не хочу забрасывать...Подопните меня, кто-нибуууудь!!!!!

@темы: мое "творение", обещанное

00:09 

Небольшое продолжение яоя)

Страус не умеет летать, зато отлично бегает. Не бойся быть собой!

@музыка: Quest Pistols - Ты так красива

@настроение: скучаю...

@темы: мое "творение", обещанное

19:59 

А вот и Ску-семпай)

Страус не умеет летать, зато отлично бегает. Не бойся быть собой!
23:39 

Та-дааа! Вот и законченная моя писанинка))

Страус не умеет летать, зато отлично бегает. Не бойся быть собой!

@настроение: на высоте)))

@темы: няка :), мое "творение", обещанное

23:38 

lock Доступ к записи ограничен

Страус не умеет летать, зато отлично бегает. Не бойся быть собой!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:15 

А вот и прода) правда, без тех кусочков ( гомэн не...

Страус не умеет летать, зато отлично бегает. Не бойся быть собой!
Два года в ожиданиях тянулись как десять лет. Жизнь Юки менялась с каждым днем. Одним из главных событий в жизни девушки была смерть отца. Смерть от клыков волков. Была поздняя осень. Морозы по ночам стали уже привычными. Пару раз выпадал снег, но за несколько солнечных дней стаивал, оставляя за собой лишь мокрую черную землю. Солнце уже стало холодным, как то, которое бывает среди зимы. В последние дни непрекращающийся снег засыпал окрестности деревушки. Зима вступила в свои владения. Но на отрывном календаре на стене висел листок с двадцатым числом ноября. В эту осень в окрестностях появилась еще одна стая волоков. Волков – кровожадных убийц. Ю и сама бы уже давным-давно стала ужином для этой стаи, если бы не защищавшие ее саму ее волки. В одной из таких схваток, в которых приходилось защищать Юки, ее любимый волк получил еще один шрам. Почти смертельный. Две с половиной недели Юки выхаживала этого волка, боясь оставить его даже на ночь. Но волк есть волк. Он не только смог встать на ноги, но и продолжать оставаться вожаком, не смотря на хромую лапу.
Юки в очередной раз собиралась в лес. Дома в это время был только отец. Обычно родителям было плевать на то, куда уходит их старшая дочь и вернется ли домой. Юки даже не прощалась ни с кем, зная, что ее слова не будут услышанными. Поэтому адресованный ей вопрос «Ты куда?» застал ее врасплох и заставил задуматься о том, не перегрелся ли ее папочка. С полминуты девушка тормозила с ответом, уставившись при этом в отца.
- Эм…ну…я по делам. – Юки натянула улыбку и шмыгнула на улицу, заматывая при этом шею огромным белым шарфом.
- Неблагодарная… - отец сжал когда-то читавшуюся газету в руке. Накинул пальто и пошел следом за Ю.
Девушка поднималась вверх по заснеженному склону, не замечая, что за ней метрах в двухстах идет отец. Она и думать уже забыла про него, ведь впереди была родная дорога в волчье логово. Солнце уже садилось за лес, и сумерки начали сгущаться. Девушка не боялась этих сумерек. Она знала, что ее всегда защитят. Отец же, напротив, замедлил шаг и уже собирался окрикнуть девушку. Но дыхание перехватил холодный северный ветер. Колючие снежинки облепили правую половину лица, оставив неприятное ощущение. Мужчина остановился. Стоял и просто провожал взглядом исчезающую на горизонте в лучах заходящего солнца фигуру дочери. Тут ветер донес откуда-то сбоку и сзади странные звуки. Мужчина повернул голову в сторону источника звука. Страх мгновенно завладел его телом, ноги отказывались слушать команду мозга «Бежать!». Глаза неподвижно смотрели на горящие в сумерках желтые глаза, на длинные белые клыки, с которых капала, нет, даже стекала, слюна. Следующее мгновение стало решающим. Рука мужчины непроизвольно дернулась, и в тот же момент серый облезлый волк вцепился клыками в шею мужчины. Кости хрустнули, из раны фонтаном хлынула кровь. Белоснежная скатерть полей окрасилась в багровый цвет. Тем временем остальные четверо волков бросились на добычу. Последнее, что видел в своей жизни отец Юки, так это темно-синее небо в звездах и желтые, полные животной ярости и голода, волчьи глаза…
Довольный вой чужой стаи разнесся по окрестностям усилившимся ветром. Юки в страхе замерла у самого края леса. Сердце почувствовало неладное, но девушка не остановилась. Она лишь поежилась от пронизывающего холодом ветра и юркнула в лес, мелькая среди черных стволов деревьев длинными пепельными волосами. Она торопилась к любимой стае, а больше ее ничто не интересовало…
Юки быстро преодолела привычные два километра. Снег у входа в логово был утоптан. Видимо, волки, обеспокоенные воем чужаков, выходили наружу, топтались у входа и вновь забирались внутрь. Ю спустилась на колени и заползла во внутрь. Стая была там. Белый волк посмотрел на вошедшую девушку, приподнялся и на полусогнутых лапах подполз к Юки. Он опустил голову на колени девушки, испустил жалостный стон и затих.
- Эй…что с тобой?.. – Ю положила левую руку волку под морду, а правой гладила его, перебирая и теребя каждую белую шерстинку. Голос Ю, да и само ее существо, были настолько родными и знакомыми, что остальная часть волков просто не обратила внимания на монолог Юки. Они лишь подняли головы, когда девушка забралась в пещеру. Юки оглядела всю стаю и совсем перестала что-либо понимать.
- Да что с вами со всеми?! – Ю чуть повысила голос, посмотрела еще раз обеспокоенным взглядом на стаю, затем на их вожака, который все еще смотрел девушке в глаза и жалобно поскуливал. – Да что с вами… - Юки опустила взгляд на волка. Сердце трепетало в груди, как маленькая певчая птичка, только что попавшая в золотую клетку. Девушка наклонилась и, обнявши руками шею волка, прильнула губами к его лбу. Длинные прядки волос сползли с плеч, спрятав лицо девушки и голову волка. Юки тяжело вздохнула, разжала руки и выпрямилась. Вожак поднял взгляд на девушку. Желтые глаза, наполненные жалостью и грустью – такого Юки еще не видела. Волк тут же поднялся и, не отводя взгляд от девушки, потянул ее на улицу. Остальная часть стаи сразу как будто очнулась. Волки поднялись и начали подтягиваться к вожаку. Юки поддалась волку и поползла наружу.
- Ай! Что за?! – за столько лет девушка знала здесь каждый выступ, а тут вдруг обо что-то порезалась. Но рассмотреть в темноте, что это, было нереально. Девушка выпрямилась, отряхнула колени от снега и поправила пальто и шарф. По руке поползли мурашки от приятно щекочущего чувства чего-то теплого, ползущего по руке. «Кровь!» - мысль пронеслась, как стрела, и девушка принялась осматривать руку. Слабый лунный свет позволил увидеть разрез на пальто и кровь, идущую из раны. В это время волки, вставшие вокруг девушки, начали тихо рычать. Но рычания усиливались с каждой секундой. Юки оторвалась от раны и посмотрела туда, куда смотрела стая. Сердце екнуло, когда ее взгляд уловил в темноте леса горящие кроваво-желтым светом глаза. Чужаки медленно выходили из леса, скаля белоснежные клыки. Стало не по себе. Холодный ветер гнал по черному небу облака, лишь изредка обнажая холодный бледный серп луны, качал верхушки деревьев. Последние скрипели на морозе и ветру. Поле, расположенное по левую сторону от Юки и хорошо видимое сквозь тонкую полоску деревьев, осветилось слабым лунным светом. Юки повернула голову в сторону поля. Холодный ветер ударил в лицо и унес с собой запах свежей крови. Дерево скрипнуло, и в тот же момент волки зарычали сильнее, оскалили зубы и пришли в движение. Лунный свет осветил морды чужаков, вышедших на поляну перед пещерой. Страшные, покрытые шрамами и все в крови, эти волки жаждали еще большей крови и новой схватки.


- Смерть… . Она всегда была нашей спутницей… . Она всегда на шаг впереди нас… . Она – смерть… - хриплый скрежащий голос доносился откуда-то из темноты. Мерное похрустывание снега сопровождало что-то приближающееся, и это «что-то» было явно человеческой природы. Сознание вновь начало покидать Юки. В глазах троилось, голова была как будто в тумане. Та самая смерть, про которую говорила старуха, сейчас кружила над Ю, медленно и сладострастно покрывая ее тело поцелуями, забирая ее душу себе.
- Эх вы… . Волки – единственные, кто всегда на шаг впереди самой смерти, а вы… . Вы отдали душу за самые низшие инстинкты… . Тьфу! – лунный свет осветил вышедшую на поляну старуху. Ее худое лицо, дряблое и морщинистое, выражало мировую усталость, сожаление и даже огорчение. Лицо обрамляли редкие прядки белоснежных волос. Один глаз был белый. Бельмо возникло уже давным-давно. Все существо этой старухи было настолько нереальным, что казалось, если вдруг ветер, то она разлетится миллионами бабочек.
«Она похожа на ведьму…» - единственное, что успела подумать Ю перед очередной потерей сознания. Она подняла руку навстречу старухе, хотела что-то сказать, но силы покинули тело. Рука медленно опустилась на снег, а глаза закрылись. Волки начали поскуливать и тыкаться в тело Ю своими теплыми носами, но девушка уже не шевелилась. Белый волк сначала заскулил, а потом зарычал на старуху.
- Да иду я, иду… - горбатая старуха, одну руку положив за спину на поясницу, другой опираясь на корявую палку, медленно двигалась в сторону Юки. – Поднимайте ее и тащите ко мне. – хриплый голос, казалось, доносившийся откуда-то из бездны, заставил волков встрепенуться и начать действовать.
***
«Тепло… . Как же тепло…» Юки лежала на пляже, ласкаемая теплыми лучами солнца. Рядом дымилась небольшая кучка ароматических свечей. Клубы серого дыма тянулись к Юки, изредка перекрывая яркое солнце. Они кружились вокруг головы, затягивались дыханием в нос и заставляли приходить Ю в сознание. Какой-то странный уже знакомый хрипловатый голос начал слышаться откуда-то с неба. Ю закрыла глаза, отворачиваясь от яркого солнца. Слышимые звуки с каждой секундой начали различаться, все четче были слышны слова каких-то непонятных речей. Юки открыла глаза. Каменный потолок, в который вросли плети какого-то вьющегося растения, освещался тусклым оранжевым светом. Тени от плетей прыгали и извивались, как змеи. В комнате было тепло. Приглушенный свет от горящих в печке дров перебивался ярким светом лампадки, стоящей на окне у изголовья девушки. Старуха, та самая старуха, которую видела Ю в лесу, водила над головой девушки дымящейся травой, дым которой расслаблял и успокаивал. Старуха бормотала что-то себе под нос. Что-то, похожее на заклинанье. Она, видимо, не заметила, что Юки очнулась, и продолжала свое дело. Рука дрогнула, и серый пепел упал Юки на нос. Девушка вздрогнула, а затем чихнула. Затылок заболел, тем самым напомнив о событиях не столь давних.
- О, ты проснулась. Значит, я еще что-то да могу… . Пусть это что-то значит вырвать тебя из лап самой смерти. – старуха покряхтела, развернулась и, потирая уставшую поясницу, пошла ставить чайник. – Одевайся. – глухой жесткий голос раздражал восстанавливающийся слух Юки.
Девушка постаралась подняться. Голова закружилась, и мир поплыл перед глазами. Тошнило.
- У тебя сотрясение. Не надо было так резко вставать.
«Откуда?! Откуда она, черт возьми, знает, что я встала, если она даже не оборачивалась, а я сделала это бесшумно?!» Ю недоумевала. Она потянулась к ране, ощутив щекочущее чувство в ней.
- Не трогай! – старуха резко повернулась. Белый глаз зло и устрашающе смотрел. – Убери руки! С головой все нормально, а ты не лезь. – казалось, что от голоса этой старухи тряслись даже оконные стекла. Юки замерла. Но уже через пару секунд девушка спустила ноги на пол, встретив что-то мягкое и теплое. На полу лежали медвежьи шкуры.
- Муж давным-давно был охотником. – как бы опережая ход мыслей Ю, спокойно и с некоторой грустью сказала бабка. К этому моменту она вновь стояла спиной к Ю. Ее белые волосы в отсвете огня казались теперь золотыми. Бабка поставила чайник на стол, кряхтя, дошла до стула с одеждой девушки, взяла ее и протянула Юки.
- Она сухая. И теплая. Одевайся. Сейчас дам тебе лекарство.
Юки села на кровать. Сидя оделась и ждала, когда бабка принесет лекарство. Было время, чтобы чуть-чуть осмотреться, и Ю охотно воспользовалась этой возможностью. Оранжевый свет от огня заливал маленькую комнатку. Тени на полу, стенах и потолке так и прыгали в такт огню. Громоздкий низкий стол был заставлен всякой утварью, банками с семенами, пучками трав и еще кучей всего. В центре напротив стула стояло небольших размеров старое зеркало. Перед ним – раскрытая книга. Почему-то именно она привлекла внимание Юки. Еле справляясь с больной кружащейся головой, Ю сделала шаг. Перед глазами поплыло, и мир погрузился в темноту. В этот момент, бренча деревянными висюльками на шторах, отделяющих эту комнату от другой, в комнату зашла старуха.
- Да что за напасть-то такая?! И свалилась же ты мне на голову… . Знала бы – не согласилась тебя спасать. – голос старухи неприятно ворчал над головой. Ю открыла глаза. Снова тот же каменный потолок и та же седая голова старухи перед глазами.
- Я что, снова потеряла сознание? – губы девушки еле шевелились.
- Ну конечно! Суешь свой нос куда не надо! Хоть привязывай тебя! – старуха помогла подняться, протянула чашку с дымящейся жидкостью. – Пей.
- Что это? – Ю поморщилась от ужасного запаха.
- Лекарство. А ты думала, что оно будет вкусным и приятным? Пф… Наивная. Пей залпом. – старуха всучила чашку девушке в руки и подтолкнула их вместе с чашкой к губам Юки. Девушка снова поморщилась, но выпила эту гадость. После остался жуткий привкус во рту. Резко заболела голова. Юки схватилась резко за голову, испустив при этом страдальческое «ааааа!», и ужаснулась. До нее вдруг дошло, что за щекочущее чувство было в ране. Юки вытянула руку вперед, и от увиденного ее чуть не стошнило. В ладони копошились белые личинки мух…
- Ну вот...! Ай, да что с тобой, дурехой, сделаешь… . Повернись. – бабка взяла чашку из-под лекарства и потянулась к голове девушки. – Ведь говорила же не трогать голову… . Так нет! Эта горе-девушка все равно дотянулась… . Эх… - старуха ворчала как будто себе под нос. Одно за другим Юки чувствовала прикосновения пальцев старухи к ране, а тупая ноющая боль не давала спокойно сидеть на месте. – Да прекрати уже вертеться! Егоза…
- Ай-ай! Да не могу я! – Юки поморщилась от боли, прищурила правый глаз и прикусила губу.
Через пару минут все закончилось, и Юки уже сидела с забинтованной головой и с кружкой горячего чая в руках. Старуха ушла на улицу, оставив девушку на пару минут одну. Теперь была возможность окончательно осмотреться, чем девушка и занялась, периодически потягивая чаек из кружки. Но осмотреть всю комнату до мельчайших подробностей не удалось – внимание девушки приковала к себе лежащая на столе книга. Старая, в бордовой замшевой обложке, с золотыми узорами в уголках ( по крайней мере девушке так думалось, что они золотые, но она не обманулась, думая так), со старыми потрепанными закладками эта книга прямо тянула к себе любопытную Ю. Юки нетвердой походкой подошла к столу, поставила кружку на край его, стянула книгу и снова поплелась в сторону кровати. Открытие книги представлялось девушке целым волшебством. Корочка открылась, и листы заскрипели. От некоторых посыпалась труха или ее подобие. Но девушка это уже не замечала. На первой странице была чья-то цитата, а ниже…а ниже картинка волков и первая строчка из той самой легенды. Юки вновь и вновь перечитывала знакомые до боли строчки, перелистывая страницу за страницей, пока не наткнулась на заклинание. Тут входные двери скрипнули, и, шаркая ногами по полу, в комнату зашла старуха с небольшой охапкой дров.
- Сделай это…пожалуйста. – голос девушки еще никогда не был столь уверенным.
- Что? – старуха вдруг повернулась и своим белым глазом смотрела теперь на Юки.
«странно… . Она ведь даже не выхватила у меня книгу, не накричала…»
- Совсем за ведьму меня держишь? – бабка сдвинула сердито пепельные брови, голос теперь не хрипел. – Ты думаешь, что я решусь на это? – бабка ткнула пальцем в книгу.
- Я хочу… . Я хочу стать волком. – Юки решила надавить на жалость. И ради этого даже наслезилась.
- Не выйдет. На меня твои слезы не подействуют, так что хватит ныть. – старуха отвернулась к огню. Ее спокойный голос несколько задел девушку.
- Ну…ну пожалуйста… - руки задрожали, и она всерьез уже хотела разреветься. От безысходности.
- Нет. И точка.
Юки захлопнула книгу, шмыгнула носом, не давая его содержимому вытечь, смахнула слезы и легла на кровать. Слеза скатилась на подушку, щекоча кожу носа и щеки. Юки потерла переносицу рукавом свитера, стерев следы от слез. Никогда еще мечта не была так близко, а на последнем повороте ее сбили с верного пути. Юки сжимала подушку все сильнее и сильнее. Слезы душили. Хотелось разрыдаться так, чтобы выплакать все разом.
- Перестань. Слезами делу не поможешь, а вот голова непременно заболит еще сильнее. – старуха, кряхтя, направилась к столу. Ее белые волосы все так же переливались в отблеске огня.
«Наверное, в молодости она была красавицей…»
- Почему ты не хочешь помочь? – Юки решилась чуток подоставать неугомонную старушку.
- Нельзя человеку вмешиваться в силы природы, и уж тем более в мир волков, желая стать одной из них. Нельзя. Из этого не вышло ничего хорошего…
- Не вышло? – Юки приподнялась, затем села на кровать, упираясь спиной в каменную стену.
- Вот ведь липучка… - в голосе старухи некоторая нежность и даже слышались отдельные нотки смеха. Бабка сидела за столом, перебирая сухую траву. – Да, не вышло… . Был тут один… . Мне тогда только-только исполнилось двадцать. Он так же, как ты, пристал ко мне с просьбой превратить его в волка. Я сопротивлялась, как могла. Моего опыта было мало, да и сил тоже, а у него…желания. В последний момент он засомневался. В итоге… - старуха замолчала. В комнате теперь слышалось только потрескивание дров в печке и шуршание травы. Юки подогнула ноги, обхватила колени руками и принялась слушать.
- Что в итоге?
- В итоге он перестал существовать. Ни как человек, ни как волк. Его не стало ни в том, ни в другом обличии… . – бабка замолчала и затихла. Юки тоже сжалась и замолчала. Вопросов больше не было. Пока не было… . Она уткнулась подбородком в колени и лишь молча смотрела на огонь. « Она это делала…опыт уже был… . Значит, она может помочь, просто нужно попросить. И доказать, что я не отступлю… .» Мысли кружились роем в ее голове, опережая одна другую, жужжали и жалили девушку. За всеми этими мыслями Ю не заметила, как заснула. Сознание отключилось, и Ю оказалась в теплых объятиях Морфея. Она очнулась лишь на пару секунд, когда ее разбудила старуха и заставила лечь на кровать. Юки растянулась по кровати, как кошка, даже не открывая глаз. Старуха с заботой накрыла дитя старым вязаным пледом, поцеловала в лоб и отправилась по своим делам.
- Спи, Юки, спи… . Скоро все измениться… - впервые за долгое время морщинистое и измученное лицо старухи озарила улыбка.

@темы: мое "творение", обещанное

13:04 

Мой новый рассказ...но только начало

Страус не умеет летать, зато отлично бегает. Не бойся быть собой!
Белые хлопья мартовского снега заметали грязь на тропинке, ведущей к маленькому горному домику. Долина, покрытая снегом, заканчивалась тонкой полоской черного леса. В этом лесу жила стая волков, единственные, для кого жила девушка. Так и в этот раз Юки сидела на окне, прислонившись лбом к стеклу. Она смотрела куда-то вдаль, сквозь пелену снега, старалась увидеть на краю леса ту самую стаю. Эта стая была единственной отрадой Юки и теми, кому сама девушка была нужна. Ее голубые глаза всегда искали в темноте родные, светящиеся желтым светом глаза.
Юки была «невидимкой». Все свои семнадцать лет, прожитых в горной деревушке, она была одна. Даже родители вспоминали про нее только тогда, когда нужно было что-то сделать. Больше всего родители любили свою младшую дочь-самого позднего и желанного ребенка. За три года совместной жизни с этим маленьким дьяволом, Юки привыкла быть одна, находясь в тени младшей сестренки. Хоть девушка и ненавидела младшую за такую жизнь, но Юки было уже просто все равно. Друзей она не имела. Из людей…. А так ее семьей и друзьями была та самая стая. Когда-то давно Ю сбежала из дома. Была такая же снежная зима. Тогда еще девочка убежала из дома в вечер, в снежную бурю, в неизвестность. На лес медленно спускалась мгла. Маленькая девочка не выжила бы одна в таком лесу. Последнее, что она помнила – желтые глаза белого волка и тянущиеся к нему собственные ручонки. Первая мысль, посетившая девочку после пробуждения в теплом, мягком, наполненном светом месте, была вполне логичной: «Я, должно быть, умерла…» После этого Ю закрыла глаза и снова впала в забытье. Проснулась уже от ощущения теплого дыхания и чего-то мокрого и теплого, уткнувшегося в ее плечо. Яркий свет, шедший откуда-то с улицы, заставил прищурить голубые глазки на пару секунд. Затем Ю открыла их полностью. Повернув голову в сторону этого «теплого и мокрого», девочка увидела того самого белого волка. Оказалось, что девочка лежала на волке. Его хвост укутывал левую руку ребенка, а голова была прислонена к правой. Его мокрый нос тыкался в плечо. Юки дернулась с мыслью о том, что вполне может стать завтраком для этой стаи. Но следующая мысль заставила успокоиться. «Я же жива… . А он с такой заботой защищает меня от холода…» Ю расслабилась, но от легких движений ее рук волк открыл глаза.

@музыка: Kokia - Oto with reflection

@настроение: поступило со мной подло как всегда...

@темы: жизнь-дерьмо, а мы все-марионетки ==, мое "творение", обещанное

Дом моего личного безумия :3

главная